ЯМА

— Зачем нам такая большая яма?
Это не яма — ответил старик, протирая рукой пот с лба.
— Так что же это?
— Зачем тебе детали, меньше знаешь спокойней копаешь.
Я выкинул сигарету и продолжил копать, земля была сырая, глинистая и поэтому 
очень тяжелая. Старик и сам кряхтел выкидывая комья грязи из ямы. Я 
никогда не думал что физическая работа настолько утомительна нежели тяжела, 
земля забилась под ногти, руки покрылись мозолями от бесконечной работы с 
лопатой. Через полчаса все вопросы и мысли по поводу — зачем нам яма, 
улетучились и я продолжал работу машинально. Вскоре небо затянуло облаками и
заморосил дождик я одел капюшон. Старик закашлялся и упал лицом в грязь, мне

стоило титанических усилий поднять его.
— Тебе плохо?
— Да, я немного утомился нам нужно прерваться и отдохнуть.
Я откинул лопату в сторону и достал сигарету, но покурить не удалось, при 
первой же затяжке меня пробрал страшный кашель с отзвуком где то в легких.
Сигарета упала в грязь и немного потлев потухла. Старик изобразил некое подобие
улыбки и ободряюще постучал меня по плечу. Эту ночь мы провели на дне ямы 
согреваясь только мыслью о том, что будет когда мы ее до капаем до конца. Под утро старику удалось уснуть, я не смог сомкнуть глаз и на минуту, пронизывающий холод не давал, а старик спал и храпел как и ни в чем не бывало, возможно сказывалась привычка. Рабочий день мы начали с того что набрали немного мутной и грязной
воды со дна ямы и утолили жажду. Не могу сказать сколько ни ел старик а я около
двух дней, откуда у этого высохшего и морщинистого деда было столько сил, 
уму не постижимо. Вы когда нибудь видели человека пытающегося воплотить в жизнь
свою мечту или идею с таким рвением, лично я никогда. Его сила воли и азарт
с которым он работал, передавался и мне поддерживая даже в моменты 
слабости, в моменты когда я хотел все бросить вылезти из ямы и уйти, забыв
об этом как о кошмарном сне. Могу сказать со всей уверенностью это был сильный 
человек. Но мои размышления прервал лай собаки доносившийся откуда то издалека.
Старик оторвался от работы посмотрел на меня и придугодав мой вопрос сказал — 
не обращай внимания, здесь бродят стаи бездомных кошкадралов.
— Кошкадралов?
Старик улыбнулся и объяснил, что так иногда называет собак. Я снова воткнул
лопату в грязь и на поверхность отправилась порция глины. Когда мы начали 
работать старик не очень со мной церемонился и редко шел на контакт, из него
было трудно вытянуть и слово. Но похоже сейчас он привык ко мне. Мне даже 
льстило что у него начали появляться доверительные отношения по отношению 
меня. Я решил спросить, мой вопрос мог разрушить все что я нажил за эти дни,
но я рискнул.
— Ты постоянно говоришь о том что будет когда мы закончим копать, но некогда о том сколько нам еще осталось.
Старик обернулся и бросил взгляд в мою сторону. Нечего хорошего он не предвещал
мне пришлось отвернутся и сделать вид что ответ меня не так уж и волнует.
Конец рабочего дня ознаменовало падение старика в грязь, похоже это уже 
входило в правило. Я поднял его и посадил прислонив спиной к камню на дне
ямы, который как мы ни пытались выкинуть не смогли.
— Тебе совсем плохо?
Старик замотал головой дав понять что все в порядке, а потом посмотрел на меня
и произнес то что я не ожидал услышать.
— Ты плохо копаешь, я в твои годы работал лучше.
— Ты неправ я работаю до потери пульса и по моему хорошо справляюсь.
Старик ухмыльнулся — так почему ты не заканчиваешь рабочий день носом в грязи как я?
На это я не знал, что ответить и промолчал. Иногда этот старец выводил меня 
из себя. Но после пяти минут молчания мне снова захотелось поговорить.
— Слушай, яма становится слишком глубокой надо придумать что-то на подобии
лифта, а то скоро мы не сможем не вылезти из нее, не выкидывать землю.
— Дело говоришь, завтра ты этим займешься.
Я кивнул в знак согласия.
— Извини но я забыл как тебя зовут.
Старик бросил на меня взгляд, взгляд растерянного ребенка вызванного к доске
учителем.
— А я и не говорил, меня зовут Скрудж.
— Странное имя.
— Это не имя тупица, я же сказал меня так зовут, называют если угодно, это 
псевдоним.
— Ясно, а меня Кирил.
— Это все вопросы на повестке дня, можно спать?
Я по мотал головой, давая понять что кое что осталось.
— Еще один вопрос и я отстану.
— Валяй.
— Мы давно не ели не знаю как ты а мой организм требует пиши.
— В твои та годы, еда это роскошь которую надо заслужить, я ведь не прошу у 
тебя еду и ты у меня не проси.
Я скривил гримасу недовольства и лег в другом конце ямы демонстрируя свою 
обиду на слова старика.
— Ладно не дуйся как мышь на крупу слеплю тебе чего нибудь завтра.
Солнце уже давно село за горизонт, в траве копошились ночные жители, трещали
кузнечики я понемногу засыпал.
Разбудил меня отнюдь не рассвет и не пение птиц, а запах поджаренного мяса,
возможно даже шашлыка. Подняв голову я огляделся и увидел Скруджа. Ему
удалось соорудить что-то на подобии мангала на котором стояла миска и запах
исходил явно из нее. Я всклочил и подбежал к старику, моей радости не было 
предела. Еще некогда я не испытывал такого звериного голода. Но радость
и аппетит пропал как только я завидел то что издавало столь восхитительный
запах. В миски плавала большая крыса, хотя на первый взгляд все таки было 
трудно сказать что это за существо. Старик хорошо ее разделал.
— Угощайся она готова и еще теплая.
Я замотал головой в знак неохоты.
Скрудж скривился в усмешки.
— Да, новое поколение, непонимаю я вас.
— Извини Скрудж, но я не хочу есть, особенно крысу.
— Свинья ты. Я ее мучился ловил, готовил а ты мне такое заявляешь. Ну ка давай
кусочек за маму и за папу.
— Скрудж послушай, я конечно тронут, твоей заботой но мне вправду расхотелось 
есть.
— Ты ее съешь, даже если мне придется ее засунуть тебе в рот.
После этих слов жилистая и ужасно сильная рука схватила меня за шею и 
повалила на землю. Сопротивляться не было сил и Скрудж скормил мне все животное.
Крысиное мясо воняла, было противным на вкус и совершенно несъедобным, 
поэтому куски которые пихал мне старик я глотал даже не прожёвывая.
Когда завтрак был закончен я продолжал валятся на земле, мне казалось, что
пришла смерть, именно смерть, только она может быть такой противной.
— Не дуйся Кирюх, ты поел, набрался сил, скоро мы закончим и тогда все у нас 
будет хорошо, даже лучше чем ты можешь себе представить..
Эти слова порадовали мой слух и я вышил из состояния транса. Особенно
мне понравилась строка «скоро закончим». Когда мне безработному актеру 
посчастливилось встретится с этим человеком в одном из кафе, он сразу 
предложил мне работу, правда сказал, что оплата по окончании. А когда мне
довелось узнать в чем состоит работа мысль появилась сама собой. Старик
будет раскапывать клад. И я с охотой согласился. Значит богатство и слава
не за горой и старик это знает.
Энтузиазм мой возрос и темп работы тоже. Я понимал что с каждой минутой 
приближаюсь к богатству. Старик даже похвалил меня за рвение и сказал, 
что завтра поймает еще одну крысу. Я деликатно отказался сказав, что этой
мне хватит еще дня на два. За этот день яма увеличилась почти в двое и Скрудж
ликовал постоянно похлопывая меня по плечу. День я закончил носом в грязи,
сон накатил почти мгновенно отправив мое сознание в царство Морфея. Мне 
снились луга, горы, бегущие люди, огромные лошади, короче полный набор чепухи
которая обычно приходит во сне. Говорят что сны снятся под утро так я слышал и
возможно поэтому огромные лошади вдруг заговорили человеческими голосами.
— А с этим что делать?
Говорила синяя лошадь.
— Не знаю, надо его разбудить.
Отвечала черная.
Я проснулся. Лошади пропали. Рядом стояли двое мужчин лет тридцати может 
старше. Кто они такие и откуда здесь я не знал.
— Как вы себя чувствуете?
Спросил мужчина в синим комбинезоне.
— Вы можете говорить?
Спросил второй дотронувшись до моего плеча. Это прикосновение привело меня в
чувство и я смог рассуждать.
— Нормально, кто вы такие? Где Скрудж?
Мужчины переглянулись.
— Теперь он себя так называет? Интересно.
— Не беспокойтесь, я врач.
Взгляд обоих снова вернулся к моей персоне.
— Какой еще врач?
— Я психиатр, а Скрудж, как вы его называете, мой пациент. Он страдает редкой
болезнью у которой и названия пока нет. Короче это можно назвать ямофобия.
Он капает ямы, постоянно, где бы не находился.
— Но как же клад?
Врачи усмехнулись.
— Клад? Нет. Клада нет. Он просто роет ямы. Вы бы видели, что он выкопал на 
заднем дворе больницы. Котлован не меньше. Понадобилась целая рота солдат…
Я вскочил, схватил лом и начал беспорядочно втыкать его в землю и при этом
кричал о том что клад есть. Но мой крик скорее адресовался мне же нежили 
врачам. Неудивительно что, я оказался в машине рядом со Скруджом в точно 
такой же белой рубашки с длинными рукавами. Правда врачи меня уверили, что
это ненадолго и только для того чтобы восстановить мои силы и нервы после
бессонных ночей и рабочих будней. А знаете что в этой истории самое поганое?
То, что всю дорогу в больницу Скрудж плевал мне в лицо и издавал утробные 
звуки.

 И.Озёрный (дата неизвестна)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *